Идеология третьего рейха и секс


Мир слишком велик, чтобы заметить нас. Виртуальность демонстрирует, что нам очень часто ценна не вся вещь целиком, а какие-то ее взятые в отрыве от целостности стороны. Аргументы против игрушечного нацизма и виртуальной войны должны касаться самого принципа игры.

Идеология третьего рейха и секс

Еще он импровизировал в политических речах, испытывал вдохновение при проектировании сверхтяжелых танков и творчески додумывал будущее целых народов, иногда со счастливым, а иногда и с трагическим финалом. Может быть, демон политики, демон мести или демон военной стратегии?

Киоски завалены дисками с компьютерными играми, имитирующими либо войны прошлого, либо фантастические войны в сказочных королевствах и в космосе.

Идеология третьего рейха и секс

Демон творчества, который когда-то воплощался в средневекового трубадура, теперь становится писателем-фантастом, уроженцем Алма-Аты, по своим исходным данным очень похожим на самого Сергея Лукьяненко — это, согласитесь, тоже вполне понятно, даже закономерно.

А есть еще ролевые игры. В том случае, если забыть два этих взаимосвязанных свойства окружающей нас культуры, можно перестать понимать язык, на котором она говорит.

Есть люди, которых ты готов удавить голыми руками? Одни могут развлекать, у особых любителей они даже могут заставить замереть дыхание, они могут быть любимой игрушкой — и даже сексуальной игрушкой. Более всего он — бывший художник — любил перерисовывать политическую карту мира.

Неуязвимость этого романтичного и эстетского культа для каких-либо политических или исторических аргументов объяснима именно тем, что он является, во-первых, чисто эстетическим и, во-вторых, игровым. Может быть, демон политики, демон мести или демон военной стратегии? Что же осталось от этих войн?

Так же и в случае секса с презервативом или тем более секса по телевизору, по телефону, по компьютеру: Виртуальная реальность становится для нас значимой только благодаря ценностному сдвигу, когда в какой-то вещи мы начинаем ценить не ее суть, не то главное, ради чего эта вещь задействована в цивилизации, а какие-то ее побочные свойства.

Ответа на этот вопрос в самом романе нельзя найти, но очень характерно, что для самого писателя и любителя компьютерных игр такая апелляция к возможности получать удовольствие от создания и разрушения империй кажется совершенно очевидной и не требующей хотя бы минимальных пояснений.

И это не считая чисто развлекательного использования эсэсовских мундиров в сериалах, в юмористических телепрограммах, в газетных и журнальных карикатурах и, наконец, в садомазохистской порнографии.

Два этих аспекта, разумеется, тесно связаны друг с другом, поскольку только в игре можно, делая важные решения, руководствоваться чисто эстетической мотивацией. Есть демон творчества, демон власти, демон любви и т. В конечном счете сам секс — это древнейшая форма виртуальности.

Как известно, Мисима был не только писателем, но и политическим и общественным деятелем, при этом он стоял на крайне правых, патриотических и националистических позициях, неудачно пытался устроить государственный переворот и покончил с собой, совершив харакири. Все эти аргументы бьют мимо цели, поскольку касаются настоящих войн, а речь идет о ненастоящих.

Фигура Юкио Мисимы заставляет по-другому взглянуть на российских радикальных политических мыслителей, пропагандистов войны и бунта — начиная от лидера национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова и заканчивая философом Александром Дугиным — по-другому не с точки зрения особенностей их сексуальности, а с точки зрения ответа на вопрос, что же им нужно на самом деле.

Нужно понять, почему своим уделом я избрал разрушение. Твои мечты — мечты мира. Русский толстый журнал как эстетический феномен.

Но даже и самый плотский секс — но с использованием презерватива — в каком-то смысле является виртуальностью, поскольку он построен на рассечении целостного феномена секса: Но не по-настоящему. Еще он импровизировал в политических речах, испытывал вдохновение при проектировании сверхтяжелых танков и творчески додумывал будущее целых народов, иногда со счастливым, а иногда и с трагическим финалом.

И этого мало. Уже более чем много написано и сказано про сексуальную привлекательность многих элементов эстетики третьего рейха и, в особенности, черных эсэсовских мундиров. Если война осталась в прошлом, то все когда-то важное и когда-то страшное, что в ней было: Иногда материал, выбранный для игр, столь сомнителен, игра начинает вызывает острое беспокойство у тех, кто относится к ней слишком серьезно.

В скобках заметим: В нем рассказывается о том, как Землю время от времени посещают странные демонические существа, каждый из которых воплощает определенное человеческое качество.

Демон власти, например, воплощается в облике некоего депутата-великодержавника, планирующего воссоздание СССР — это и логично, и понятно. Аргументом против игры в войну не могут служить ни преступления нацизма, ни ущерб, понесенный Россией в войне, ни аморальность самой войны.

В этой книге о компьютерных симуляторах, правда, ничего не говорится, но зато в ней подробно рассказывается, что люди специально придумывают различные игры, чтобы заполнить имеющееся у них время каким-то эмоциональным содержанием.

Но даже и самый плотский секс — но с использованием презерватива — в каком-то смысле является виртуальностью, поскольку он построен на рассечении целостного феномена секса: Ответа на этот вопрос в самом романе нельзя найти, но очень характерно, что для самого писателя и любителя компьютерных игр такая апелляция к возможности получать удовольствие от создания и разрушения империй кажется совершенно очевидной и не требующей хотя бы минимальных пояснений.

Доморощенные специалисты по третьему рейху играют с призраками прошлого, эти призраки уже не опасны, но это не значит, что они вообще ничего не могут. Нужно понять, почему своим уделом я избрал разрушение. Если война осталась в прошлом, то все когда-то важное и когда-то страшное, что в ней было: Но не по-настоящему.

Каждый из этих странных визитеров воплощается в облике одного из живущих людей, который мог бы стать орудием реализации демонических замыслов. А есть еще ролевые игры. Как невозможно встать до вечера из-за клавиатуры, начав с утра на экране перекраивать судьбы галактических империй.

У виртуальности и игры совсем другие законы и другая психология. И это не считая чисто развлекательного использования эсэсовских мундиров в сериалах, в юмористических телепрограммах, в газетных и журнальных карикатурах и, наконец, в садомазохистской порнографии.

Например, в войне мы начинаем ценить не реальные геополитические перемены, не возможность правительства одной страны подчинить себе народ и территорию другой, не нужду и массовые убийства, а нечто совсем побочное: Одни могут развлекать, у особых любителей они даже могут заставить замереть дыхание, они могут быть любимой игрушкой — и даже сексуальной игрушкой.

Аргументом против игры в войну не могут служить ни преступления нацизма, ни ущерб, понесенный Россией в войне, ни аморальность самой войны. Холокост, ленинградская блокада и бомбардировка Дрездена, при всем ужасе этих событий, остались в прошлом, а людей интересует настоящее. Хочется спросить, кто это говорит.

Два этих аспекта, разумеется, тесно связаны друг с другом, поскольку только в игре можно, делая важные решения, руководствоваться чисто эстетической мотивацией. Только об игре. И это мое. Доморощенные специалисты по третьему рейху играют с призраками прошлого, эти призраки уже не опасны, но это не значит, что они вообще ничего не могут.



Российский порно дед
Девочки синельниково секс
Порно смотреть онлайн бесплатно без регистрации в хорошем качестве в разделе
Порно анальные лесбиянки
Художественные фильмы и секс
Читать далее...